НЕДВИЖИМОСТЬ ЖИТОМИРА

История бердичевской конки

История бердичевской конки

  Конку в Бердичеве открыли в 1892 году.

  Но до этого открытия было очень много предшествующих событий.Строительство конки продвигалось, как в романе И.Ильфа и Е.Петрова «Двенадцать стульев».

  Начать нужно с того, что к тому времени Бердичев был всё ещё владельческим городом. Одной частью города владели купцы братья Рукавишниковы, две части принадлежали наследникам купца Иени, а три части – графу М.Н.Тышкевичу, причем пять последних частей были в опеке.

  Владельцы города в свое время не захотели, что бы железная дорога проходила через Бердичев, и большой железнодорожный узел Юго-Западной железной дороги был построен в Казатине.

  Так было и в этот раз. Конно-железная дорога должна была проходить по центральной улице Бердичева – Белопольской. Так как город был разделен на 6 частей, владельцы не могли достичь согласия в вопросе денег, затратах на строительство, получении прибылей.

  Разговоры о строительстве конки велись давно.

  И вот наконец в 1879 году, … «С одобрения Бердичевской Дворянской опеки, между владельцами города и предпринимателями, - купцом Павлом Сучковым и Инженерами Александром Гилевичем и Фаддеем Селицким заключен договор. В силу этого договора названным лицам предоставляется исключительное право на сооружение конно-железных дорог, для пассажирского и товарного движений, в таких направлениях, какие эти лица найдут для себя удобными и выгодными сроком на 48 лет, с дозволением бесплатного пользования для устройства путей песком и землёй из принадлежащих владельцам города угодий. Платить указанные лица в пользу владельцев города первые пять лет должны– по 500 рублей, следующие пять лет – по 750 рублей,  и в остальное время до окончания срока -- 1000 рублей ежегодно. Установить плату за проезд – не выше 10 копеек для 1-го класса, и 5 копеек для 2-го, за провоз груза от 1 до 1 ½ копеек с пуда».[i]

  21 декабря 1890 года было послано прошение в Петербург об открытии конно-железной дороги в Бердичеве, с приложением плана путей, сметы на строительство, но Товарищ министра Внутренних Дел, сенатор Плеве отказал, так как остался недоволен недочетами в смете, плохими планами, на которых не были указаны остановки конки, места, где экипажи должны разминаться.

  19 июня 1891 года план был послан с исправлениями и устранением недочетов и Министр Внутренних Дел  Статс-секретарь Дурново разрешил строительство.

  Рельсы для путей решили покупать в Одессе, но половина пришла бракованная, пришлось ждать замену.

  Наконец в 1892 году одна линия конно-железной дороги, проходившая от вокзала по Белопольской улице до бывшего Кармелитанского монастыря, и имевшая4 км. протяженности была проложена.

 В 1901 году газета «Киевлянин» писала: «Существующая в городе конно-железная дорога является одним из печальных наследий недавнего прошлого, когда в Бердичеве функционировала безгласная дореформенная дума и владельческая экономия являлась полновластной вершительницей судеб местного населения. Стремясь к увеличению своих доходов, владельцы с лёгким сердцем предоставляли различным предпринимателям долгосрочные концессии на право эксплуатации по своему усмотрению всевозможных предприятий, вроде водоснабжения, конно-железной дороги и пр., совершенно игнорируя притом насущные интересы населения. Особенно преуспела в этом администрация конно-железной дороги. Пользуясь тем, что в народном саду и театре Чепа ежедневно собирается много публики, которая около полуночи отправляется обратно в город, администрация решила обложить эту публику особой контрибуцией, взимая с неё по 8 коп. за проезд, обыкновенно оплачиваемый 5 коп. Протесты пассажиров остались гласом вопиющего в пустыне. Это придало пущую храбрость администрации конки и вместо временной она решила установить постоянную бенефисную цену за проезд. Чтобы придать этому законный вид и толк средние две скамьи в каждом вагоне были обиты красной клеёнкой и названы I-классом с платой по 8 коп., в отличие от двух крайних скамеек с платой по 5 коп. Пассажиры, разумеется, стараются занять крайние скамьи, которые кроме дешевизны имеют ещё то преимущество, что не столько накалены, как обитые клеёнкой скамьи «первого класса»… Не имея возможности высадить пассажиров, оказывающихся платить 8 коп., кондуктор вынужден приостановить вагон, и вследствие этого останавливается движение всех вагонов на продолжительное время, так как путь всего один».

  Периодически возникали споры с правлением Юго-Западных железных дорог: они то разрешали, чтобы конка подходила к двум бердичевским вокзалам – Юго-Западных железных дорог и Житомирского подъездного пути, то не разрешали. Этим всегда быстро пользовались евреи-извозчики – когда конка имела подъезд к вокзалам цена от вокзала до города была 10-20 копеек, когда ей запрещали подъезжать к вокзалам цена сразу подымалась до 40 копеек, так как уехать с вокзала с вещами больше было нечем.

  В деле план маршрута конки вырезан. Но, судя по дошедшим до нас дореволюционным фотографиям и открыткам с изображением Белопольской улицы, перед каждой улицей, шедшей перпендикулярно Белопольской, был участок, на котором два экипажа разминались, и скорее всего, там и были остановки конки.

  Сохранилась «Инструкция кучерам Бердичевской городской железной дороги», изданная в 1892г. и имевшая 14 параграфов.

  §1. Каждый из кучеров снабжается инструкцией, в которой определены их служебные обязанности.

  Твердое знание, как настоящих инструкции, так и последующих приказов и циркулярных распоряжений Дирекции, для кучеров обязательно: во время службы кучер обязан иметь инструкцию при себе и всегда сохранять ее в целом и чистом виде.

  §2. Кучера непосредственно подчиняются.

  1). Управляющему дорогой.

  2). Всем лицам, коим поручен контроль и наблюдение за правильным движением и порядком на дороге.

  и 3). Кондуктору во время движения вагона.

  §3. Кучера, назначенные на службу по наряду, обязаны являться в парк отправления вагонов в установленной форме за пол часа до отхода вагона на который они назначены по наряду и исполнять все распоряжения Начальника парка.

  §4. Кучера обязаны являться на службу в трезвом виде и за все время исполнения служебных обязанностей соблюдать безукоризненную чистоту и опрятность в отношении одежды и всей наружности.

  Курение табаку при исполнении служебных обязанностей а равно всякие разговоры с публикой или служащими и рабочими на дороге воспрещаются; все внимание кучера должно быть обращено на линию и вверенных ему лошадей, для предупреждения несчастных случаев.

  §5. На конечных пунктах кучер не имеет права отлучаться от вагона и лошадей без уважительной на то причины и, во всяком случае, обязан предупредить кондуктора; причем вагоны должны быть заторможены.

  §6. Без сигнала кондуктора кучер самовольно не имеет права трогать с места остановки вагона; после сигнала кондуктора, кучер, давая ход вагону, должен убедиться, что путь свободен от людей и экипажей.

  Кучера обязаны знать все места остановки вагонов по линии и установленные при движении сигналы, как то:

  а.) Короткий звонок кондуктора означает сигнал для хода вагона.

  б.) два звонка – замедление хода.

  и в.) продолжительные звонки – полная остановка.

  При усиленных звонках кучера, кондуктор справляется о причине и в случае надобности обязан помочь ему.

  При переездах улиц, на крутых и поворотах, а также при встречах с вагонами, равно с приближением к конечному пункту езды, кучера обязаны давать частые сигналы. При настигании извозчиков, или пешеходов на пути, частыми звонками предупреждает о приближении вагона.

  §7. При встречах с пожарным обозом, или похоронной процессией, а также с передвижением войск, равно при каком либо стечении публики, - езда должна быть шагом или вовсе остановлена по требованию Полиции.

  Кучера, обязаны также замедлять ход или вовсе остановить таковой, при желании пассажиров войти в вагон.

  §8. Движение вагонов на разъездах и перекрестках улиц производится тихо; при въездах же на подъемы умеренною рысью.

  При пересечении улиц, кучер замедляет ход вагона и в случае надобности остановит вагон, останавливает его только по пересечении улицы.

  §9. Кучера должны держаться на ровной дистанции друг от друга в какой они выпущены были со станции отправления и как им будет объявлено.

  §10. При повреждении принадлежностей закладки, а также когда лошади и по чему бы то ни было продолжать путь не могут, кучера должны перепрягать лошадей от подошедшего сзади вагона и продолжать эту меру пока не устраниться это препятствие.

  §11.Во время движения вагонов обе цепи передней площадки должны быть закрыты и никоим образом не открываются; вход и выход пассажиров допускаются во время движения вагона только с задней площадки.

  §12. Рабочий день кучера продолжается с шести часов утра до окончания движения.

  §13. Кучера обязаны испрлнять все служебные требования своих начальников беспрекословно.

  За неисполнение своих служебных обязанностей, за явку на службу в пьяном виде, грубое обращение и тому подобное. Проступки кучера, по усмотрению Дирекции, могут быть оштрафованы или даже увольняемы независимо от штрафа.

  §14. Кучера лично ответствуют перед властями и публикой за несчастные случаи, могущие произойти по их неосторожности.

  Контора бердичевской конки находилась в доме Пироцкого на Белопольской улице. Где это, пока установить не удалось. До 1917 года номера домов не писали, адрес указывали по фамилии владельца дома.

  Депо конки находилось на Семеновской улице (Шелушкова), в старом здании школы № 10.

  В городе существовала только одна линия, были попытки увеличить количество маршрутов: «Группа лиц, заинтересованных в установлении регулярного дешевого проезда по главным бердичевским улицам в виду того, что конка совершенно не отвечает своему назначению, решила возбудить ходатайство о разрешении устройства линеек, которые будут курсировать первое время по Белопольской до вокзала. По Житомирской до завода Шленкера и по Махновской улице на Лысую гору», - писала бердичевская газета «Южная молва» в 1913 году.

  Конка постоянно меняла владельцев.

  До 1898 года она принадлежала купцу Моисею Ивановичу Зайцеву, проживающему в Киеве.

  В 1898 году было организовано Бельгийское анонимное общества под названием «Бердичевские трамваи» (Tramways de Berditcheff, societe anonyme a Bruxelles) Гергердта и Лауреля.

  В 1905 году конка перешла во владение бельгийского банкира Ампена.

  С горем пополам конка пережила революцию, гражданскую войну и в 1921 году была разобрана.

  В 1927 году, на заседании Бердичевского , было принято решение откомандировать человека в Киев, чтобы он снял копии с планов подземных ходов, которыми изобиловал Бердичев, чтобы восстановить линию и построить ещё две – по улице Житомирской и на Загребелье.

  Но на этом история бердичевской конки заканчилась.

  Вот как описал нашу конку еврейский писатель Шолом-Алейхем (С.Н.Рабинович) в книге«Весь Бердичев»,1901 

Бердичевский трамвай

  Прибыл я в Бердичев поездом — туда, благодарение господу, уже идет поезд! — осенью, на рассвете, еще до утренней молитвы. Накрапывал мелкий дождик, улица была покрыта жидкой грязью. На вокзале ко мне бросилась целая ватага зазывал с рыжими бородами, в рыжих кафтанах и с рыжими бляхами на рыжих выцветших картузах.

  - В «Гранд-отель» пожалуйте!

  - В отель «Франция» заезжайте!

  - В «Португалию» пожалуйте!

  - В «Туркалию» заезжайте!

  Благополучно выбравшись, по милости божьей, из толпы зазывал, я попал в новую переделку: компания извозчиков в огромных сапогах и с длиннейшими кнутами чуть не разорвала меня на части. Какой-то здоровенный детина силою вырвал из моих рук чемодан, и я поднял отчаянный крик: «Мои сочинения! Мои бумаги!»

  Тогда двое других молодцов, желая меня переманить, выступили в мою защиту. Воспользовавшись перепалкой между извозчиками, я выскользнул из их рук, схватил свой чемодан и направился прямо к трамваю.

  - Сюда, братишки, сюда!  Пятачок   проезд!   Пятачок с головы! Отсюда   до   конца   Белопольской улицы всего лишь пятак! Пять копеек с головы.

  Это сам кондуктор, молодой человек с рыжей бородкой, с сумкой на груди и с бляхой на картузе, гнусавым голосом зазывает пассажиров. Рядом с кондуктором стоит в рваном кафтане и с кнутом в руках кучер. Оба показывают мне руками на какое-то сооружение, слегка накренившееся, с выбитыми стеклами, которое носит название вагона. Запряженная в него худая белая кляча, понурив голову, дремлет.

  - Осторожно, - предупреждает   меня   кондуктор, - не оступитесь, доски в полу не хватает. Трамвай ремонтируют.

  Потихоньку забираюсь в вагон, ставлю рядом с собой чемодан и жду. Становится прохладно. Постукиваю ногой об ногу.

  - Кондуктор, мы когда-нибудь поедем или нет?

  - Как же, поедем, бог даст, — отвечает кондуктор.

  - Отсыпь-ка немного табаку, слышь, Иосл, - обращается к кондуктору кучер в рваном кафтане и с длинным кнутом.

  - А корешки вы хворы курить? - отрезает кондуктор. -От хорошего табака, реб Касриел, у вас, того и гляди, голова закружится.

  - Брось ломаться, сопляк, дай закурить! Кондуктор и кучер скручивают по цигарке.

  - Когда же мы поедем? — снова спрашиваю я кондуктора.

  - Сегодня, - отвечает он хладнокровно и дает кучеру прикурить.

   Я жду. Наконец-то начинают собираться пассажиры. Первым входит в вагон человек в драном тулупе. Трудно определить, какой зверь ходил в шкуре, из которой сделан этот тулуп. Для лисицы она слишком белая, для кошки - слишком рыжая. Вслед за человеком в драном тулупе в вагон влезает человек вовсе без тулупа. Бедняга замерз. Вздыхая, он оглядывается по сторонам, ищет себе место и устраивается в уголочке около двери. После замерзшего пассажира в вагоне появляется корзина с яблоками, а вслед за корзиной - женщина в трех платках. Все три платка развязаны, и женщине, видно, очень холодно.

   - Фью-ить! - свистит     кондуктор. - Реб Касриел, пошел! - Конка трогается с места   и тут же останавливается. В дверце вагона возникает голова.

   - Нет здесь Мойше?

  - А какой это Мойше? - спрашивает кондуктор.

  -  Парень в картузе, - отвечает голова.

  - В   скобяной лавке служит? - спрашивает кондуктор.

  - В скобяной... - отвечает голова.

  - Я его знаю, - сообщает кондуктор и свистит: - Фью-ить! Реб Касриел, пошел! 

  И мы едем дальше.

  - Получите   билет! - обращается ко мне кондуктор. - Что-то я вас не припомню, видать, нездешний.

  - А надолго к нам приехали? Могу вас завезти в один дом. Это не гостиница, правда, зато чистота,   клопов и в помине нет... А   где   столоваться, я вам    укажу местечко - и дешево   обойдется, и   довольны останетесь. Я благодарю его и говорю, что у меня здесь есть знакомые. Тогда он спрашивает, кто они такие и чем занимаются. Я называю имя, взятое с потолка, и таким образом отделываюсь от него. Кондуктор подходит к человеку в драном тулупе и предлагает ему билет. Тот пожимает плечами:

  - Тоже сказал, билет!.. Спросил бы лучше, есть ли у меня грош за душой!

  - Вы уже третий раз на этой неделе едете без билета! - с досадой замечает кондуктор.

  - Ну и что же? Пешком прикажешь ходить?  Или же мне своровать где-нибудь деньги для  твоей  милости? - тоже не без досады отвечает пассажир.

   Кондуктор машет рукой и подходит к пассажиру без тулупа. Тот притворяется спящим.

  - Послушайте-ка, будьте добры, получите билет!

  Пассажир, будто бы очнувшись от сна, потирает руки.

  - Получите билет! - повторяет кондуктор.

  - Слышали! - говорит пассажир и дует в кулак.

  - Что мне с того, что   слышали?   Потрудитесь   достать пятак, и вот вам билет.

  - Полегче! - говорит озябший пассажир. - Ишь разошелся... Подумаешь, важная птица!

  - Не морочьте голову, давайте пятак!

  - Положим, мне ты немного уступишь!

  - Мои горести могу   вам   уступить! - говорит   кондуктор.

  - Держите их при себе, - отвечает озябший. - Мне и своих хватает.

  - Тогда я вас попрошу, будьте добры выйти из вагона! - И кучеру: - Реб Касриел, стоп!

  Кучер останавливает конку с явным наслаждением, лошадь тем более довольна.

  - Ну, прошу вас, правой ногой  вперед! - говорит кондуктор.

  Озябший сидит как ни в чем не бывало, потирает руки и притопывает ногами.

  - Вы ждете особого приглашения? - говорит   кондуктор. - Вы хотите, чтобы я вас взял за шиворот и выбросил ко всем чертям? Пусть только придет контролер Велвл, - и вы получите свое. Реб Касрнел,   пошел! - кричит он кучеру. И конка идет дальше 

  - Нет, видно, правды на земле! - вдруг отзывается женщина с яблоками. - Чем, к примеру, этот   человек хуже того? Почему тому можно ехать без билета, а этому нельзя? Потому, наверно, что один в тулупе, а другой разут-раздет. Скамейка, что ли, усохнет, если он будет сидеть на ней? А ты, видать, думаешь, что тебе памятник поставят, так ты думаешь?

  - Заступница нашлась, - говорит кондуктор. - Что вы равняете этого человека с тем? Того я знаю. Он из хорошей семьи, только разорился, бедняга...  А этот, — указывает пальцем на озябшего, — кто его знает... Оборванец какой-то, нищий...

  - Ну, а если нищий, так его уж и выбросить   надо? - Женщина   с   яблоками   поднимается   с   места - Швыряться тут нечего! Видели, чем   он, с   позволения сказать, провинился... Лошадь все равно идет в город, так пусть еще один еврей поедет. Допустим, что ты получил с него пятак? Ну и что же? Похлебка у тебя от этого жирнее стала?

  - Никто вас не спрашивает, - говорит кондуктор. – Вы лучше сами дайте пятак и получите билет!

  -  Ой, люди, — женщина с размаху ударяет себя по ляжкам, — я так и знала, что он и ко   мне   пристанет.  Знать бы мне так хорошую жизнь, как я это знала!

  - А что же вы думали? Я вас даром повезу?

  - Как это ты   меня    повезешь? - говорит   женщина. - Лошадь меня повезет, а не ты. Нацепил на себя медную бляху и распоряжается. Думаешь, я не помню, как ты у меламеда Лейзер-Герша в помощниках ходил, таскал в хедер деток на спине и завтрак для них в горшочке, а теперь завел: «Билет-шмилет!»

   - Ну, что вы скажете про мои золотые дела? - говорит Иосл и присаживается рядом со мной. - Вот таковы здесь все. У кого есть деньги и кто в состоянии платить, тот ходит пешком, а у кого денег нет, и кто не может платить, тот ездит в трамвае. Ну и живи, как знаешь, содержи мать и сестру-вдовицу… Видите сапоги?.. (Он    показывает    мне    свои    сапоги.)   Каши просят...

  Вдруг раздается треск, стук двух дышл и храп лошадей. Это столкнулись два встречных вагона. С обеих сторон посыпались проклятья.

  - Погибель на тебя!  Холера! Черта батьке твоего прабатьки и праотцу Адаму в придачу!

  - Подавись ты своим дышлом! Чтоб тебе рыло на сторону свернуло! Твоему батьке черта! Ему это больше впрок!

  - Где твои глаза, ты, байстрюк? Видишь, я еду направо, взял бы немного левее.

  - А где это сказано, паршивец ты этакий, что ты должен ехать направо, а я налево? А почему бы не наоборот: я направо, ты налево?

  - Вот осел! Для того ведь и существуют две линии: я сюда, а ты туда!

  - Сам осел!   Где   это   сказано,  что   ты   сюда, а я туда?

  - Знаешь, что я тебе скажу: ну их совсем   с этими линиями, вагонами, трамваями! Нет ли у тебя, сердце мое, табачку немного, давай скрутим по цигарке. Пусть они сгорят со своим трамваем! Как твоя старуха? Утихла малость?

  - Чего захотел!  Когда  спит, тогда ее не слышно.  А у тебя что нового?

  - Да что тут может быть нового?  Мои  гадят мне на постромки, - и   все   тут.   Думаю, не послать ли их к бесу.

  - Не знаешь, что делать, дурачина? Ты с ними по-свойски; посади их на облучок, пусть хоть на овес заработают. У меня учись...

  - Дай им бог хворобу полной мерой и лихорадку на закуску! Как твой буланый? Ходит в упряжке? Или нет еще?

  - Да  провались он!  Боится  кнута, овечкой прикидывается. Спичка есть? Дай прикурить!

   Оба кучера затевают длинный разговор на извозчичьем наречье, как самые закадычные друзья. Также и кондукторы заводят беседу по душам, пока не приходит в самом приятном расположении духа контролер Велвл. Он поднимает гвалт:

   — Чтоб к вам дьявол забрался и в печенку и в селезенку! Опять напутали? Ваше счастье, что у меня сегодня отрадно на душе. Что же тут у вас случилось, люди добрые?  Опять авария? Снова столкнулись? Где ваши глаза? Пассажиры  - черт с ними, главное, вагоны целы. Короче говоря, вам надо разъехаться, детки. Реб Касриел, душа моя, потрудитесь-ка, перепрягите лощадь и поезжайте обратно на вокзал, а реб Азриел поедет следом.

  - Почему это на меня пал жребий? - отвечает Касриел. - Пусть Азриел перепряжет лошадь и поедет в город, а я за ним следом.

   - Реб Азриел, потрудитесь-ка, перепрягите лошадь и поезжайте обратно в город!

   - А вот и нет, не бывало   и не будет! - отвечает Азриел. - Касриел  и сам  не хвор перепрячь лошадь и поехать обратно к поезду!

  - Пусть меня земля проглотит, если я тронусь с места! - говорит Касриел.

  - Такую бы вам жизнь! Такую бы удачу! - восклицает женщина в трех платках, хватает свою корзину с яблоками и вылезает из вагона. - Вот так поездка! Пятачки им подавай! Пойди я пешком, я бы шесть раз успела обернуться. «Тромбелик» придумали в Бердичеве... Тьфу!

  «Видно, придется отправиться в город на своих на двоих». Беру чемоданчик и пускаюсь в путь пешком. Но туг меня нагоняет с гиком, свистом и хохотом компания извозчиков.

  - Ага, привередничаете, приелись вам клецки с фасолью, ехать с простым извозчиком вам не к лицу, на «тромбелик» захотелось! Ваше счастье, что целы остались, что из вас не сделали яичницу! Ну, дяденька, полезайте же со своим чемоданчиком на дрожки, все равно на какие, у нас одна рука, болячку поровну делим, что бог пошлет, лишь бы сообща... Вьо, детки, вьо-вьо!

  Восседая со своим чемоданчиком в коляске, я с шумом и треском въезжаю в Бердичев».

  На бердичевских открытках конку изображали не очень много, но тем интереснее иллюстрации 1-3, все фото сняты практически с одного места: на всех них в правом верхнем углу виден дом купца 2-ой гильдии И.Кобылянского.

Источник: berdpo.info

Новости Житомира

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

marschrut

Погода
Погода в Житомире

влажность:

давление:

ветер:

BP link u

Loading...

Go to top